Следовая работа

                                                                                                        Власенко А. Н.
           Отрывок из книги «Спортивная дрессировка собак служебных пород»

  До сих пор широко распространенное заблуждение, будто собака должна обучатся розыску по запаховому следу лишь после усвоения курса послушания и выработки основных навыков защиты, которые она осваивает, как правило, к полуторалетнему возрасту, то есть ко времени завершения становления характера. Нетрудно представить, что сложившиеся к этому времени стереотипы поведения (например, привычка отыскивать дрессировщика при помощи зрения и слуха), некоторые выработанные навыки (как отказ от найденного корма) серьезно усложнят выявление правильных поисковых методов дрессировки (вкусопоощрительного в особенности). Кроме того, уже будет упущено время "яркого запечатления", совпадающего
с переломными периодами формирования характера.
  Рекомендованные в прошлом методики обучения (поиск фигуранта - на основе развития активно-оборонительной реакции, апортировочного предмета - как продолжение развития апортировочного поведения, возбуждение заинтересованности запахом при многократном пересечении следа - усиление вероятности "случайного" выявления врожденного инстинкта поиска по запаховому следу и др.) требуют индивидуального подхода, т.к. имеют свои нежелательные и трудноустранимые недостатки. Поэтому эти методики малопригодны для массовой дрессировки собак.
  Методика, приведенная ниже, представляет собой развитие вкусопоощрительного метода дрессировки в соответствии с теорией подкрепления. Она проверена практикой на большом
фактическом материале и показала наилучшие результаты сравнительно со всеми другими опробованными методиками. Существовавшая необходимость тщательного отбора собак по пригодности к этому виду работы привела к изучению раннего проявления следового поведения (инстинктивного поиска по следу при помощи обоняния) у щенков первых месяцев жизни.
  Многими кинологами в разное время высказывались предположения, что инстинкт поиска по запаховому следу проявляется у щенков еще подсосного возраста. В подтверждение этого приводились опыты по проверке обонятельной ориентации еще слепых щенков на отведенную от них на некоторое расстояние мать, а также двух-трехнедельных щенков на "мясную полосу" – черту, проведенную по полу куском сырого мяса. Однако практической ценности результаты
этих опытов не имели, возможно, вследствие их незаконченности и недостаточности, а скоре всего ввиду низкой степени корреляции между ними и результатами практической дрессировки подросших собак. Мне представляется, что в этих опытах проверялись не столько задатки следовых способностей щенков, сколько их пищевая возбудимость. Инстинкт же преследования по запаху, хорошо проявляющийся у взрослых собак, хоть и нельзя отрицать его связь с пищевым рефлексом, все же намного боле сложен и одним лишь этим фактором не определяется.
  Имевшаяся разработка проверки этого инстинкта у щенков одно-двухмесячного возраста при помощи "следового ящика" (Воликов М.Л. и др., Объединенный питомник Пермского УВД)
не подтвердила своей пригодности на практике. Принципиально важным при этом, на мой взгляд, оказался вопрос возраста, в котором пробуждается инстинкт поиска по запаховому следу.
  Известно, что у диких псовых при отсутствии антропогенных стрессовых факторов, щенки самостоятельно следуют за матерью в возрасте 3-4 месяцев. Поскольку зоотехнический отбор по этому признаку у собак никогда не велся, предположительно, что сроки появления следового наблюдения остались не измененными. Практическими наблюдениями удалось установить, что щенки в возрасте до трех месяцев преследуют мать (или хозяев), руководствуясь, как правило, только зрением и слухом, а потеря объект преследования из поля
зрения, начинают скулить, оставаясь при этом на месте. И лишь в боле старшем возрасте инстинкт самосохранения вызывает у них поисковую реакцию на запаховый след.
  Разработанная мной методика проверки следовых способностей щенков 3,5-4-месячного возраста, основанная на привязанности щенка к дрессировщику (а таким образом служащая еще и проверкой контактности щенка–  залог его успешной дрессировки в будущем), оказалась удобной отправной точкой для перехода к обучению розыску по следу и в неизменном виде пригодна для первоначального обучения этому навыку взрослых собак.
  Проверку проводят дрессировщик и незнакомый щенку помощник в безлюдной лесистой местности, в безветренную погоду, в светлое время суток, при температуре воздуха от +20 до -5С. Из снаряжения необходимы: следовая шлейка, длинный поводок, кусочки одноцветной бумаги (2х2см), сумка с кормом.
  Щенок не должен быть кормлен в течение как минимум 4-х часов до проверки. Дрессировщику надо знать, что кормление на несколько часов резко притупляет остроту обоняния. (Более того, один из давних способов усиления обоняния собаки – на 3-4 дня перевести ее на растительную пищу, создать обедненный животным белком и жиром рацион).
  Помощник остается с прицепленным на длинный поводок щенком в укрытии (за густым кустом, в глубокой ложбине), а дрессировщик, поманив щенка, кладет на землю в 4-х шагах на виду в него кусочек корма и уходит быстрым мелким шагом, стараясь сразу же скрыться из виду, по плавной дуге на 40-50м. Ветер может быть попутным или боковым, но ни в коем
случае не встречным. Дрессировщик обозначает свой маршрут клочками бумаги через каждые 5-6 метров и с той же частотой раскладывает небольшие кусочки корма, а в конце маршрута
прячется в небольшое укрытие. Маршрут также можно обозначить, царапая землю заостренной палкой.
  Обычно помощник выходит со щенком спустя примерно 3 минуты после начала прокладки следа, но если щенок быстро теряет желание рваться за дрессировщиком, то не следует выжидать особенно долго. Плавно распуская поводок, помощник выводит щенка к первому кусочку лакомства и не торопясь, шагом, стараясь держать поводок все время в натяжении,
следует за ним. Если тот не принюхивается к следу, то помощник должен остановиться или, передвигаясь зигзагом, плавно переводить щенка через линию следа в оба направления, стремясь навести его на лакомство. При остановках и настораживании щенка следует, не трогая его с места, укоротить поводок и терпеливо ждать возобновления движения. Помощник не должен воздействовать на щенка голосом или жестами, но только плавным натяжением или
ослаблением поводка. На первых проработках не следует освобождать поводок на длину более 3-4 метров.
  На первом занятии многие щенки, даже будучи голодными, мало внимания обращают сначала на разбросанный корм. Лишь на втором-третьем удачном повторе, когда образуется связь между поиском по запаховому следу и отысканием дрессировщика, щенки начинают активно реагировать на оставленную по следу пищу. Тем не менее, отказываться от применения пищевого подкрепления при прокладке любого следа в начальный период обучения не рекомендуется, так же как и торопиться с переходом к проработке необозначенных следов до образования стойкого стереотипа – правильного темпа и стиля работы (т.е. движения шагом и рысью, с применением только нижнего чутья и минимальным отклонением от линии следа).
  При выходе щенка на конечную точку маршрута он попадает в «запаховое облако» дрессировщика и оттого часто не может правильно сориентироваться. Потому дрессировщику нужно выйти навстречу щенку, как только тот приблизится на расстояние 5-6 шагов. В любом случае дрессировщик должен выказывать бурную радость и поощрить щенка, даже если тот толком и не пронюхивал след. Первая попытка часто бывает неудачной.
  Упражнения продолжают, прокладывая следы в том же направлении. Обычно со второго-третьего следа щенки вполне самостоятельно и уверенно ведут поиск. Это хороший результат. В зависимости от возраста, темперамента и степени утомленности щенка в первый день прорабатывают 3-6 следов (1-2 часа работы), доводя их давность до 5-6 минут и протяженность до 80-100 метров.
  При удовлетворительных способностях щенков показывает сносные результаты с шестого-десятого пуска, но даже если он в течение занятия не смог проработать ни одного следа,
еще не стоит считать его абсолютно бесперспективным. «Дни плохого чутья»  издавна известны собаководам, и нужно попробовать поставить щенка на след в следующий день, а в
этот, неудачный, продолжать проверку более двух часов бессмысленно. Неудача двух дней подряд заставляет предположить, что врожденные следовые способности у щенка
низкие и маловероятно, чтобы из него получился хороший розыскник.
  Также встречаются щенки, плохо привязанные к дрессировщику. Они и не пытаются начать поиск, ласкаются к помощнику, отвлекаются на всевозможные раздражители. Если это нетипичное поведение не является следствием ошибок дрессировщика в процессе установления взаимоотношений со щенком, то щенка следует признать вообще малопригодным для дрессировки.
  В дрессировке следовой работе я различаю следы: «открытый» – когда собака видит уход прокладчика с начальной точки следа, и в противоположность ему – «закрытый» а также «обозначенный», имеющий видимые отметки на маршруте, и напротив, «слепой», при котором маршрут прокладчика неизвестен.
  На втором или третьем занятии, проводимом по схеме «проверки запахового анализатора», после первой удачной проработки следует усложнить упражнение. На этот раз сумку с кормом уносит помощник, повторяя действия дрессировщика на предыдущем маршруте. Собаке при пуске дают команду «След».
  Протяженность и давность следов постепенно увеличиваются и дрессировщик готовит собаку к новому этапу – проработке «закрытого» следа. Для этого после ухода
дрессировщика он уводит щенка на 10-15 минут от начальной точки и по возвращении ставит его на след. Увеличив давность следа до 20 минут, можно приступать к проработке «закрытого» следа, прокладываемого по тем же правилам.
  Темп и стиль поиска по следу наилучшим образом вырабатывают, используя интенсивный метод дрессировки (групповое обучение).
  Первые занятия группы можно проводить на лугу, но самые эффективные результаты этот метод дает при работе на пашне. Прокладка маршрутов по пашне позволяет сузить запаховый коридор вдоль линии следа до минимальной ширины, т.е. буквально до ширины самой линии следа. Оставляемый прокладчиком запах вследствие сильных испарений и вертикальных перемещений воздуха настолько быстро выветривается, что работа по такому следу 15-минутной давности не менее трудна, чем проработка двухчасового следа, проложенного по низкотравному лугу. Обучаемая на пашне собака волей-неволей привыкает к передвижению в желательном темпе и стиле, с минимальным отклонением от линии следа. Если пашня не бороненная, то направление следа не должно (на первых порах, по крайней мере) совпадать с бороздами, а в случае использования сельскохозяйственных угодий нужно обращать внимание на то, чтобы маршруты не прокладывались по полю, имеющему видимые следу недавнего внесения химикалий.
  При том, что интенсивный метод универсально пригоден для обучения собак всех служебных пород, лучшие результаты имеют особи с высокой пищевой и двигательной возбудимостью.
  С целью сохранения заинтересованности собак в работе, в дни обучения кормления отменяются, т.е. собаки питаются исключительно кормом, найденным на следу, но им нужно давать увеличенные дозы витаминов В1, В2, В3, В6. Наиболее удобно использовать для раскладки вареное мясо (сырое слишком пачкается землей). Всем членам группы нужно постоянно пользоваться одним и тем же кормом, с тем чтобы к концу обучения собак было проще отучить подбирать пищу с земли.
  Для занятия требуется дополнительное снаряжение: приколы и цепочки для привязывания собак, колышки или флажки (по количеству углов на маршруте и для обозначения начала и конца следовой дорожки), вымпелы (вещи, оставляемые на линии следа и в конце его), 10-метровый следовой поводок и следовая шлейка (затягивающаяся при натяжении поводка вокруг груди собаки).
  Выбрав исходную позицию с учетом направления ветра и других факторов, инструктор расставляет дрессировщиков по одной линии с интервалом 20-30 метров. Перед стартовыми точками дрессировщики привязывают собак к приколам и под руководством инструктора прокладывают параллельные следы протяженность около 200м с одним тупым углом. Начало следа, место поворота и конечная точка обозначается флажками или колышками. По линии следа раскладывается лакомство через каждые 10 шагов. Непосредственно на повороте и ближе чем в 3 метрах от него лакомство не кладут, а в конце следа оставляют большее количество корма. Закончив прокладку следа, дрессировщики проходят на несколько шагов дальше и возвращаются все вместе, обходя полигон с подветренной стороны.
  На вводном занятии дрессировщики проводят первые пуски собак по своему собственному следу.
  При проработке следа дрессировщик должен строго соблюдать определенные правила:
  •   не разрешать собаке передвижения галопом;
  •   самому идти только по линии следа;
  •   останавливаться всякий раз, как только собака отвлекается от проработки следа или поднимает голову;
  •   идти за собакой лишь при натяжении поводка, если же поводок коснется земли - немедленно останавливаться (провисание поводка допустимо только при проработке поворотов);
  •   обязательно радостно поощрять собаку после окончания работы, отвлекать ее лакомство и ласками от попыток поиска продолжения следа, но не воздействовать силой;
  •   не вести самому собаку по следу, если она не прорабатывает его.
  Командой «След» дрессировщик посылает собаку на проработку и распускает на необходимую длину поводок (с улучшение качества работы собаки его длину увеличивают до 10м). Лишь при натяжении поводка дрессировщик начинает следовать за собакой, в необходимых случаях воздействуя на нее голосом «Хорошо. След». Нужно стремиться к максимальному сокращению числа дополнительных воздействий на собаку. При значительном отклонении собаки от линии следа ее необходимо возвратить на место скола, а при отказе от работы или саботаже применить силу и заставить проработать след до конца. При работе на траве недопустимым отклонением признается отход от линии следа более чем на длину поводка, а на пашне более двух метров по направлению ветра. По мере продвижения дрессировщик раскладывает за собой по линии следа корм с той же частотой, что имелась после первой прокладки.
  После возвращения и короткого отдыха собаки пускаются на проработку соседнего следа (перемещаясь последовательно слева направо или наоборот), а последняя собака в ряду становится на первую линию следа. Таким образом, в течение первых занятий прорабатывается по 6-8 следов в день, а затем число проработок доводиться до 10-20.
  В ходе дальнейшего обучение угол поворота увеличивается до 90', а затем вводится второй угол. Постепенно количество и величина углов, а также протяженность и давность следа доводятся до нормативных требований.
  Следующим усложнение следовой работы является приучение собаки к обозначению обнаруженной на следу вещи. Хотя способ обозначения выбирают дрессировщики, ориентируясь природными наклонностями собаки, все же при обозначении укладкой бывает наименьшее количество ошибок, к тому же этот способ наиболее желателен для практически работающих собак. К выработке этого навыка приступают после того, как собака научится четко ложиться по команде на занятиях по курсу послушания.
  Прокладчик должен оставлять вещи на линии следа в заранее оговоренных местах (но не в точках поворотов). Вещи (вымпелы) должны быть размером с бумажник. Металлические предметы поначалу не используются. Под каждой вещью прокладчик оставляет кусочек корма.
  При подходе собаки к вещи, дрессировщик командой укладывает, а затем поощряет ее. После нескольких повторов, используя запаздывание команды собаки вырабатывают навык обозначения найденной вещи укладкой. Подойдя к обозначенной вещи, дрессировщик поднимает ее над головой, прячет в карман, после чего возвращается назад и продолжает проработку следа. Идя следом за собакой, незаметно оставляет предмет на оговоренном месте.
  Характерной ошибкой дрессировщика (а сходно и при проработке углов) бывает попытка сдерживания собаки перед вещью натяжением поводка. Нежелательная связь между таким воздействием и обнаружением вещи (или наличием поворота) очень легко образуется. Эта ошибка почти исключается, если с первого занятия дрессировщик будет держать поводок только в одной руке, поднятой высоко над головой.
  При успешной проработке следа протяженностью порядка 600м и давностью до 30 минут, условия работы можно усложнить введением перенесения с дополнительным (посторонним) следом. Для этого еще один помощник (или сам инструктор) пересекает в перпендикулярном направлении участок, по которому будут пролагаться прямые отрезки следов, не позднее чем за полчаса до прокладки основных маршрутов.
  Кратковременная заминка собаки в месте пересечения следов вполне допустима и, как правило, повторение команды «След» с жесткой интонацией приносит должный результат.
Если же собака уходит по дополнительному следу более чем на пять шагов, дрессировщик, чуть ускорив движение, укорачивает поводок и резким рывком останавливает ее, одновременно подавая команду «След» в угрожающей интонации. Возвращать собаку нужно не на место скола (точку пересечения), а за несколько шагов до него. Правильная работа при повторном пуске поощряется голосом «Хорошо. След».
  На последующих занятиях временной интервал между прокладкой дополнительного и основного следов постепенно сокращается, а позднее дополнительный след прокладывается
после основного. На завершающем этапе периодически (1-2 раза в ходе занятий) собака пускается на проработку следа, не имеющего на всем своем протяжении оставленного прокладчиком корма. Взамен этого результативная проработка и обозначение найденных вещей поощряются большой порцией лакомства из рук дрессировщика. Иногда хороший эффект достигается чередованием участков следа с разложенным кормом и участков без корма. Каждый раз эти участки чередуются в различной, непредсказуемой для собаки, последовательности.
  Примерно 200 проработок с начала интенсивных занятий в любом случае дадут необходимый результат для успешного выполнения нормативов низших ступеней дрессировки. Не следует форсировать подготовку собаки увеличением частоты занятий (что легко приходит к снижению ее заинтересованности в работе), а тем более ранним отказом от использования
фактора пищевого подкрепления и быстрым усложнением маршрутов. Это может обернуться утратой правильной манеры работы, проявления симуляции, а при практическом применении
– ненадежностью и срывами даже в простых ситуациях.
  Перед испытаниями один-два последних занятий проводятся индивидуально, в условиях, приближенных к нормативам, а количество проработок сокращается до 2-3. После нормативного слепого следа обязательно прорабатывают обозначенный след с использованием пищевого подкрепления.


_____________________________